Slideshow Image 1

Круглый стол «Изменение климата и устойчивое развитие»

    Выступление Советника Президента Российской Федерации, специального представителя Президента Российской Федерации по вопросам климата  А.И. Бедрицкого на круглом столе «Изменение климата и устойчивое развитие», г. Москва, Общественная палата РФ,  26 апреля 2010 года.

    Термин "устойчивое развитие" получил широкое распространение в конце 80-х годов 20-го века. Современное понятие устойчивого развития заключается в развитии общества, при котором удовлетворяются потребности настоящего времени, но не ставится под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои потребности. Кроме этого, устойчивое развитие достигается за счет гармонии между людьми и между обществом и природой.

    Изменение климата и его последствия для окружающей среды, экономики и общества – одна из наиболее актуальных и приоритетных проблем, стоящих в повестке дня международного сообщества.

    Принцип устойчивого развития учитывался при разработке  Рамочной конвенции ООН об изменении климата, которая была принята в 1992 году:
Цель Конвенции: « ...Уровень (стабилизации парниковых газов) должен быть достигнут в сроки, ...обеспечивающие дальнейшее экономическое развитие на устойчивой основе» (ст.2).

    «Сторонам следует защищать климатическую систему на благо нынешнего и будущего поколений...» (ст.3.1).

    «Стороны имеют право на устойчивое развитие и должны ему содействовать...» (ст.3.4).

    «Сторонам следует сотрудничать в целях содействия установлению благоприятствующей и открытой международной системы, которая приводила бы к устойчивому экономическому росту и развитию всех Сторон, особенно развивающихся...» (ст.3.5).

    Международному сотрудничеству в рамках Конвенции уже 18 лет. Первые шаги по противодействию климатическим изменениям, сделанные в начале 90-х годов прошлого века, являлись передовым и во многом успешным опытом, но теперь они требуют переосмысления и оценки. Сформулированные в ходе достаточно продолжительных переговоров (с 2005 года – по Киотскому протоколу и с 2005 года - по Конвенции) два направления будущего климатического сотрудничества: смягчение последствий, адаптация и два механизма для продвижения по этим направлениям -  финансирование  и передача технологий – можно обоснованно считать весьма перспективными для развития сотрудничества. Каждое из них связано с концепцией устойчивого развития.

    Смягчение последствий – сокращение антропогенных выбросов, сохранение климата на благо будущих поколений.

    Адаптация – приспособление к изменениям климата, которое позволяет уменьшить вред или использовать его благоприятные возможности. То есть меры по адаптации могут быть направлены как на снижение климатических рисков, так и на извлечение потенциальных выгод от изменения климата. Большинство реализуемых в мире  адаптационных мер направлены, в том числе, на обеспечение устойчивого развития регионов, отраслей экономики. Примерами таких действий являются более экономное использование дефицитных водных ресурсов, адаптация существующих строительных норм с расчетом на устойчивость зданий к воздействию будущих климатических условий и экстремальных погодных явлений, строительство защитных стенок от наводнений, повышение уровня дамб для защиты от растущего уровня морей, создание засухоустойчивых культур, развитие систем наблюдений и раннего предупреждения опасных погодных явлений, страхование погодных рисков - все эти меры способствуют достижению поставленных целей развития регионов или отраслей. Адаптация, наверное, самый наглядный пример обеспечения устойчивого развития в условиях меняющегося климата.

    Финансирование и передача технологий – необходимые ресурсы для реализации мер по сокращению выбросов и   адаптации.

    Ниже приведу несколько примеров в контексте российской климатической политики и проблем устойчивого развития.

    Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации (2008г.) определила изменение климата как один из факторов, ограничивающих развитие страны.  Были определены конкретные цели развития отраслей экономики, территорий с учетом проблемы изменения климата, например адаптация объектов инфраструктуры Арктического региона к прогнозируемым климатическим изменениям.

    Далее, в 2009 году «в целях осуществления скоординированных действий, направленных на обеспечение безопасного и устойчивого развития Российской Федерации в условиях изменяющегося климата» была принята Климатическая доктрина Российской Федерации – политический документ, определяющий принципы внешней и внутренней государственной политики в связи с изменением климата. Эти принципы будут соблюдаться при разработке региональных и отраслевых планов развития и участии в международных переговорах.

    Разработка и своевременное принятие конкретных стратегий, планов действий и т.д. по смягчению последствий изменения климата и адаптации – важное условие для устойчивого развития регионов в условиях меняющегося климата. Они могут не только снизить негативный эффект от проявлений климатической изменчивости, но также принести дополнительные выгоды для экономического развития, занятости населения, здравоохранения, а также с точки зрения укрепления инфраструктуры и снижения цен на электроэнергию. В будущем такие комплексные климатические стратегии должны стать неотъемлемым элементом региональных программ социально-экономического развития, а также программ развития отдельных секторов экономики.

    В декабре 2009 года в Копенгагене представители 194 государств, более ста из которых – главы государств и правительств обсуждали будущее глобального климатического сотрудничества. Копенгагенское соглашение поддержали на сегодняшний день около ста двадцати стран. Данный документ является в настоящее время  единственно возможным компромиссом, достаточно сбалансировано отражающим интересы практически всех групп стран-участниц переговоров. На следующем этапе важно добиться объединения двух переговорных треков – по Конвенции и по протоколу и максимально сосредоточиться на выработке нового единого соглашения.

    Прорывным аспектом "Копенгагенского соглашения" является включение в него в паритетном формате двух приложений, которые должны отразить обязательства и меры по сокращению эмиссий парниковых газов и противодействию изменению климата как развитыми, так и развивающимися странами. Это, кстати, полностью соответствует положениям Балийского плана действий. При условии  конструктивного характера дальнейших переговоров  открывается реальный путь к юридически значимому объединению усилий по сокращению эмиссий всеми крупнейшими эмитентами.

    Характер переговоров показывает, что стороны увлеклись самим процессом, игрой с цифрами. За счет чего должен быть обеспечен «неопасный» уровень антропогенных выбросов парниковых газов ограничением роста глобальной температуры до двух, полутора или четырех градусов? Ограничением выбросов — на 20, 30, 40%? За счет чего, чьих усилий? Нерешенных вопросов пока много и остается большой разрыв в позициях развитых и развивающихся стран.

    Между тем, Российская Федерация объявила о своих параметрах обязательств (-15...25% от уровня 1990 года), выполнять которые намерена независимо от наличия глобального соглашения («Потому что нам самим это выгодно», - как сказал Президент). В первую очередь за счет повышения энергоэффективности российской экономики, снижения ресурсоемкости производства, повышения доли энергии, вырабатываемой возобновляемыми источниками. У нас приняты конкретные планы по достижению поставленных целей.

    Российская позиция по вопросам будущего климатического соглашения довольна четкая. Мы не настроены на продолжение Киотского протокола в том виде, в котором он существует сегодня, когда вся нагрузка и ответственность за снижение выбросов ложится на небольшое число стран. Да и среди этих стран некоторые достигают выполнения своих обязательств за счет других (ряд западных стран за счет восточных, в рамках ЕС). Т.к. со временем экономическая ситуация изменится, станет невозможным выполнять свои обязательства за счет восточных соседей, либо придется нарушать принцип «дополнительности»  - и выполнять обязательства исключительно за счет покупки квот на выбросы в третьих странах. Простое продление Киотского протокола, его "механический" перевод во вторую фазу – вариант  тупиковый для климата. Оно способно лишь привести к полному развалу ныне существующей архитектуры сотрудничества, многие элементы которой выгодны всем сторонам и имеют хороший потенциал для продолжения их использования в будущем ("механизмы гибкости", сотрудничество в области укрепления научно-технологического потенциала, система мониторинга и соблюдения обязательств).

    Что касается финансовой помощи развивающимся странам, то мы неоднократно заявляли, что готовы оказывать помощь, но исключительно на добровольной основе, т.к. многие наши собственные потребности, к примеру, по обеспечению мониторинга климата, в том числе труднодоступных и мало населенных областях, по развитию дистанционного зондирования, реализации адаптационных мероприятий и многие другие потребности пока не удовлетворены.

    Вопросы конкурентоспособности российских товаров и услуг на мировом рынке, в условиях «углеродного протекционизма» некоторых стран обсуждались на состоявшемся в марте с.г. заседании Совета Безопасности Российской Федерации. Подчеркивалась  важность сохранения конкурентоспособности нашей экономики по основным для неё экспортным позициям, т.е. обеспечить устойчивость развития отечественной экономики.

    Хотел бы предложить обсудить на круглом столе следующие вопросы:

  • Какие меры в отношении проблемы изменения климата являются наиболее эффективными в свете обеспечения устойчивого развития Российской Федерации?

  • Роль гражданского общества в формировании государственной климатической политики?

  • Информационное сопровождение мер по противодействию глобальному изменению климата, осуществляемых Россией. Что необходимо улучшить?


    Справочно: По оценкам МГЭИК (2007 г.) за последние 100 лет средняя температура на планете выросла на 0,74 °С. (+ добавить финансовые последствия). В 2009 году средняя годовая температура воздуха, осредненная по территории России, в 2009 году превысила «норму» 1961-1990 гг. на 0.55°С, так что 2009 год для территории России в целом оказался лишь 23-им по рангу теплых лет с 1936 года.  В рекордном 2007 году положительная аномалия составляла 2.1°С. Несмотря на понижение температуры от 2008 г. к 2009 г., существенных изменений в тенденциях ее климатических изменений при переходе к периоду 1976-2009 гг. практически не произошло. Как и в период 1976-2008 гг., линейный тренд температуры положителен.